Любовь не настаивает на своих правах

Несколько лет назад мы с женой заканчивали служение в одной из церквей Полного Евангелия, когда нас неожи­данно попросили изменить планы. В это время мы долж­ны были начать служение в другой церкви. Но пасторы той церкви, где мы служили, и той, куда мы собирались отправиться, вместе с другими пасторами этой деноми­нации, попросили нас перенести запланированное собра­ние на неделю и провести служения в одной из соседних церквей, принадлежащей к той же деноминации.

Итак, в воскресенье вечером мы завершили очередное служение, во время которого я получил пожертвование, достаточное только для того, чтобы оплатить мои счета. На следующий день, воспользовавшись Любовь не настаивает на своих правах кредитной кар­той, я купил бензин, и мы направились в церковь, где планировали начать новое служение в понедельник ве­чером. Мои карманы были пусты, и я подумал: «Ну уж едой-то они нас обеспечат».

Итак, мы прибыли на место. Было уже достаточно поздно, потому что эта церковь находилась довольно далеко. Мы должны были остановиться в доме, где жили пастор с женой. Когда мы, наконец, приехали на место, о еде не было сказано ни слова. Я не придал этому особого значения, потому что часто перед собранием предпочи­таю не есть. «Мы поедим позже», — подумал я.

Но вот закончилось первое служение, а пастор Любовь не настаивает на своих правах с же­ной все еще не проронили ни слова о том, что надо бы пойти и купить что-то поесть. Мы направились домой, но даже там никто и словом не обмолвился о еде. Они просто легли спать, и нам ничего не оставалось делать, как тоже лечь.

Обычно расписание служений строится по-разному, но в этом случае были организованы только вечерние собрания. На следующее утро пастор с женой подня­лись довольно рано и ушли, прежде чем проснулись мы. Я подумал, что, может быть, их вызвали в больницу или у них возникли какие-то неотложные дела — утром пару раз звонил Любовь не настаивает на своих правах телефон. Я сказал жене:

— Они, наверное, скоро вернутся, и мы сходим по­есть.

— Но вот уже 1.30, а их все нет.

Итак, не забывайте, что мы ничего не ели с тех пор, как уехали из той церкви в воскресенье, а сейчас уже вторник. Я сказал жене:

— Сходи-ка на кухню и посмотри, есть ли там что-то, что можно съесть. Их все еще нет, а о еде они так ничего и не сказали.

Вернувшись с кухни, она сообщила:

— Я нашла один хот-дог, два яйца и один кусочек хлеба. Я попросил ее сварить яйца, и в итоге нам Любовь не настаивает на своих правах досталось по одному вареному яйцу, половинке кусочка хлеба и половинке хот-дога. Это все, что мы смогли найти.

— Это поможет нам продержаться до вечера, — ска­зал я, — они, наверное, вернутся чуть пораньше и от­везут нас в кафе или куда-то еще, где можно поесть.

—Мне не хотелось есть перед служением, но я все равно решил поехать, потому что начинал немножко злиться!

На этом яйце и кусочке хлеба с половинкой хот-дога мы долго не протянем!

Итак, пастор с женой наконец-то вернулись, но о еде опять не сказали ни слова. Они просто собрались и от­правились в церковь. А после Любовь не настаивает на своих правах служения они приехали домой и легли спать. В среду утром они проснулись и уехали, не позаботившись о завтраке, а между тем в хо­лодильнике у них не осталось ничего. Мы это знали со­вершенно точно, потому что вчера доели последнее, что там оставалось. Итак, с воскресенья до среды мы с женой съели по одному вареному яйцу, кусочек хлеба и по по­ловинке хот-дога — запив все это несколькими стакана­ми воды.



Что ж, подумал я, быть может, они к полудню все-таки вернутся. Но вот уже и 1.30, а их все нет. В этот мо­мент, вместо того чтобы оставаться Любовь не настаивает на своих правах в Духе, проснулась моя плоть. Разбудить ее было несложно, потому что мы с вами живем во плоти.

— Что это за люди, вообще? — спрашивал я свою жену. — Я знаю, что сделаю. Я хорошо знаю окружного управляющего, поэтому просто позвоню ему и спрошу: «Ты вообще знаешь, что за служители работают в твоем округе?» — Я очень хорошо знал окружного управляю­щего. Я был уверен, что он немедленно свяжется с этой парой и просто свернет им шею за то, как они с нами
обращались.

Итак, я направился к телефону и начал набирать но­мер. Но вдруг, прямо во время набора, что-то шевель­нулось у Любовь не настаивает на своих правах меня внутри. Любовь Христова словно сковала меня, и я просто повесил трубку.

— Так ты будешь звонить или нет? — спросила жена.

— Нет, — ответил я, — я не буду звонить. Не хочу, чтобы у этих милых людей были проблемы.

Видите ли, совершенно справедливо полагать, что у каждого из нас есть свои права, но Библия говорит, что любовь не настаивает на своих правах. Со стороны пас­тора и его жены было бы совершенно правильно поза­ботиться о нас. Это была их обязанность. Но, даже не смотря на то, что они этого не сделали, я не хотел соби­рать над их Любовь не настаивает на своих правах головой тучи. «Благодаря» этой привычке у них в жизни и так будет достаточно проблем, так зачем же мне их усугублять? Люди, которые относятся к окру­жающим подобным образом, не смогут избежать про­блем. Но я не собирался брать ответственность за новую порцию проблем на их голову. Я собирался пребывать в любви.

Итак, наступил новый день, мы все еще ничего не ели, и я снова собрался звонить окружному управляющему. Мой желудок отчаянно требовал еды. К тому времени он уже буквально прилип к позвоночнику! Я снова на­правился к телефону, горя неугасимым желанием спро­сить управляющего: «Ты вообще, имеешь представле­ние о том Любовь не настаивает на своих правах, какие люди трудятся в твоем округе?» Он был моим близким другом, а этих пасторов я никогда рань­ше не встречал. Мне просто стоит рассказать ему о том, что произошло, и он незамедлительно вызовет их «на ковер».

Я снова начал набирать номер — и даже продвинулся на пару цифр дальше, чем вчера. Но потом, прежде чем на другой стороне зазвонил телефон, я повесил трубку.

— Нет, — сказал я, — я не хочу, чтобы у них были проблемы.

Несколько секунд спустя в нашу дверь постучался один из дьяконов, проживавших неподалеку. Когда я открыл, он представился мне. На его лице явно читалось выражение озабоченности Любовь не настаивает на своих правах. Он знал, что мы живем здесь уже неделю и что пастор с женой каждое утро уходят из дома очень рано.

— Брат Хейгин, а где пасторы? — спросил он.

— О, — ответил я, — у них, наверное, срочный вызов. Я слышал, как сегодня пару раз звонил телефон.

Он продолжал:

— Вы знаете, я заметил, что они уходят каждое утро около семи часов. Вы с женой что-нибудь ели?

Мне очень не хотелось, чтобы у этого пастора были проблемы, поэтому ответил:

— У нас все нормально.

— Что ж, — ответил он, — хорошо. Я просто почувс­твовал, что должен к вам зайти и сообщить, что живу здесь неподалеку. — Мы Любовь не настаивает на своих правах вышли на крыльцо перед до­мом, и он указал на свой дом. — Крыльцо с обратной стороны дома закрыто сеткой, там у нас стоит холодиль­ник, — сообщил он. — Черный ход мы держим закры­тым, но вход на крыльцо открыт. Мы можете просто пойти туда и взять все, что нужно, чтобы что-то приго­товить.

Что ж, — ответил я, — если они вскоре не появят­ся, мы, наверное, так и поступим.

Итак, мы отправились в дом дьякона, взяли еды и приготовили себе завтрак!

— Мы целую неделю провели в доме пастора. За все это время они ни разу не заговорили о Любовь не настаивает на своих правах еде, но начиная с чет­верга и далее у нас, наконец, появилась возможность до­быть себе пропитание. Я никогда так никому и не рас­сказал об этом, потому что не хотел, чтобы у этой семьи были проблемы. Я знал, что если они продолжат посту­пать таким образом, у них так или иначе будут пробле­мы, даже если я ничего не сделаю.

— Я предпочту позволить Богу вмешаться и решить проблему, вместо того чтобы попытаться что-то сделать самому. Когда вы пытаетесь создать для кого-то пробле­мы, у вас самих будут трудности. Два неверных поступка не смогут произвести правду и порядок.


documentavinonh.html
documentavinvxp.html
documentaviodhx.html
documentavioksf.html
documentavioscn.html
Документ Любовь не настаивает на своих правах